23:21 

korvin-san
"Я обижаю тебя не потому, что я ненавижу тебя, А потому что у меня нет крыльев, А это небо... Оно слишком высоко
Пишет Только сказки:
20.07.2012 в 12:11


- Видимо, его самого, - предположил он.
- Смьерти! - взвизгнула леди Марголотта. - Тогда здесь был мальенький Смьерть, но он был!
- Совершенно верно, миледи, милорд, - кивнул Холмс. - И это лишь первое обстоятельство.
- В чем же состоит второе? - спросил Ветинари.
- В том, что мы не знаем, чем можно было бы подцепить нашу пропажу, чтобы она, снявшись с якоря, не плыла ниже нас по течению, а вернулась сюда.
- Монахи истории могли бы помочь с этим, - раздумчиво произнес Патриций, - если только мы убедим их, что это действительно угрожает ходу времени. Но боюсь, они не слишком доверчивы.
- Значит, придется придумать, как обойтись своими силами, - подвел итог Ваймс.
- Но нам все равно нужьен Смьерть, - вставила леди Марголотта, - и, сльедоватьельно, я должна вновь позвать его...
- Нет, - выпалил Ваймс.

И, откашлявшись, с легкой краской на щеках пояснил:

- Он заинтересован в результате и вскоре сам сюда вернется.
- Несомненно, сэр Сэмюэль, - согласился Патриций. - Однако сможем ли мы как-то ускорить это?
- Миу! - раздалось откуда-то из-под ног у зрителей. Забытый даже Ангвой Черныш не вынес длительного невнимания к своей особе и попытался вскарабкаться повыше.

Попробовав одолеть ножку каменного стола, он справедливо рассудил, что на свете бывают и более удобные для восхождения предметы. Одним из таких предметов он счел мантию Тупса. Подпрыгнув повыше, он вцепился в плотную ткань, и полез наверх, и довольно скоро достиг высоты, на которой вплотную под мантией находился уже сам Тупс - его филейная часть.

- Ччччто это? - выдавил Тупс, ощутив в себе крошечные крючочки и в один миг обратившись в подобие статуи.
- Всего лишь котенок, - Ваймс, как человек, не чуждый гуманности и уже обладающий некоторым опытом общения с хищником, осторожно снял Черныша с его насеста и посадил на стол.
- Я думал, прострел, - сконфуженно признался Тупс.
- Прострел, или люмбаго, в вашем возрасте большая редкость, - уведомил волшебника доктор Уотсон. - К тому же обычно болит выше. И не похоже, чтобы ваш образ жизни включал в себя поднятие и переноску тяжестей, что и является самой распространенной причиной этой болезни.
- Это утешительная весть, - заключил Ветинари, не сводя глаз с котенка. Между тем Черныш, довольный тем, что все снова заняты им, принялся прихорашиваться и даже попытался полизать собственный живот, но быстро оставил это сложное занятие.
- Миу! - снова объявил он.
- Кошки, - сказал Патриций, - это кошки!
- Чьто, Хэвлок? - удивилась леди Марголотта.
- Как любопытно, что не кто-то, а именно вы заговорили о реке, - теперь Ветинари обращался к Холмсу. - Я все пытался вспомнить, где прежде о ней слышал. Так вот, у нас в Академии убийц...

Доктор Уотсон издал какой-то неясный звук, словно поперхнувшись.

- ...в ходу была пословица: только кошки умеют плавать во времени - и это единственная река, в которой они согласны плавать, - продолжал Патриций невозмутимо.
- И именно кошки ловко ловят крыс, - тихонько продолжил Холмс. - Браво, милорд, задача решена. Это гениально!
- О нет. У меня всего лишь хорошая память, - возразил Ветинари.

Взгляд его остановился. Казалось, Патриций созерцает нечто такое, что могут видеть лишь его глаза, но увиденное не доставляет ему радости. Со внезапным сочувствием Ваймс подумал, сколь многое он сам предпочел бы забыть, и сколь несчастны те, кому даже выпивка не дарует забвения.

- Хэвлок, - леди Марголотта робко тронула Патриция за руку. - Я поньяла, что ты нашел выход. Нье мог бы ты объяснить...
- Да. Так или иначе, теперь мы можем попробовать, - очнулся Ветинари.
- Миу? - спросил котенок.
- Я ЗДЕСЬ.

Стоило прозвучать этим словам, как все восьмеро увидели Смерть. Мрачный Жнец стоял рядом с ними, у того же стола. Коса была прислонена к стене за его спиной.

- ВОТ, ЕШЬ.

Смерть полез куда-то во внутренний карман плаща. Раздалось звяканье, и на свет явились блюдечко и бутылочка с молоком. Миг - и с бутылочки слетела крышка.

- Миу! - крикнул котенок с неподдельным энтузиазмом и принялся тыкаться носом в пальцы, державшие бутылочку. Молоко брызгало во все стороны.
- Холмс, вы только посмотрите на блюдечко! - пробормотал доктор. - По-моему, оно такое же...
- Тссс! - прошипел тот. - Купим миссис Хадсон новый сервиз.
- ТАК ВЫ ЧТО-НИБУДЬ ПРИДУМАЛИ? - вопросил Смерть, наблюдая, как Черныш на глазах превращается в Снежка. Рыжие пятна на мордочке уже едва проглядывали сквозь широкие молочные бакенбарды. - НЕ ОТВЛЕКАЙСЯ, ЕШЬ. Я НИКУДА НЕ УШЕЛ.

Все молчали.

- Да, мистер Смит, - заговорил наконец Холмс. - Мы считаем, что нашли способ вернуть вашего помощника.
- ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ? - Смерть не привык терять время понапрасну.
- Прежде всего, нам придется подождать, пока ваш котенок наестся, - покачал головой Холмс. - А потом с помощью этой машины, которой управляет господин Тупс, Черныш попадет туда, где находится мистер Смит-Крисс, и заберет с собой сюда крысу, к которой тот приходил. Мистер Смит-Крисс, разумеется, последует за ним, так как крыса еще жива - вне времени она не могла умереть.
- ЭТО НЕ ОПАСНО ДЛЯ КОТА? - голубые огоньки зажглись под капюшоном, и Думминг Тупс, к которому обернулся Смерть, ощутил, что, оставаясь в лаборатории, он серьезно рискует.
- Разве вы не знаете, что Чернышу ничего страшного не грозит? - мягко спросил Холмс.
- НЕТ. Я ЗНАЮ ТОЛЬКО, ЧТО ОН НЕ УМРЕТ. НО ОН МОЖЕТ ПОТЕРЯТЬСЯ. ПОПАСТЬ В ТРУДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ. ЕГО МОГУТ НАПУГАТЬ.
- Успокойтесь, мистер Смит, - заговорил доктор. - Всем известно, что кошки с необыкновенной точностью ориентируются в пространстве и возвращаются обратно, даже если увезти их на край света. Разве это место не ближе края света?
- А ЕСЛИ ОН НЕ ЗАХОЧЕТ КО МНЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ?
- Мвввыф! - возмутился Черныш прямо в молоко. - Миу! - добавил он, отряхнувшись.
- НУ ЛАДНО. ТОГДА ВКЛЮЧАЙТЕ МАШИНУ.

* * *

Все получилось так, как и предполагал Холмс: тот же аппарат, что некогда отправил в никуда ящик с крысой, отправил следом и ловца - котенка. Я видел, как он исчез, и машина тут же вспыхнула и заискрила - но через почти минуту котенок вернулся сам, и уже с крысой в зубах. Ошеломленная нападением, крыса даже не шевелилась, хотя был жива и даже, подозреваю, цела - в конце концов, охотник был ростом лишь чуть больше своей добычи. Котенок выпустил ее - и оказалось, что вместе с крысой вернулся тот, кого наш клиент именовал мистером Смит-Криссом.

Признаться, при виде него я опешил.

Представьте себе небольшую, ростом с крупную крысу, стоящую на задних лапках, фигурку в черном плаще с низко надвинутым на глаза капюшоном. В глубокой тени этого капюшона поблескивают маленькие голубые искры - и, боюсь, довольно острые зубы... В костяной лапке, торчащей из рукава, фигурка сжимает миниатюрную косу с ослепительно сверкающим лезвием.

- ПИСК! - произнесла фигурка и взмахнула косой.
- НУ, НАКОНЕЦ-ТО! - отозвался наш клиент.

Крыса не стала медлить - спрыгнула со стола и бросилась наутек. Молодой человек, тушивший машину, сделал было движение в сторону беглянки, как будто собираясь ее перехватить, но передумал и вернулся к своему делу. Благодаря каким-то ухищрениям - Холмс уверял, что это были заклинания, я же полагаю, что в здании просто была хорошая вентиляция, - дым рассеялся быстро.

Вскоре мы распрощались со всеми и мистер Смит доставил нас домой. На этот раз я наотрез отказался выглядывать из кэба по дороге. Когда же его колеса застучали по мостовой Бейкер-стрит, я испытал такой душевный подъем, что невольно стал насвистывать "Правь, Британия". О милая старая Англия! Нет другого такого места в мире, как дом...

Холмс тоже казался взволнованным и оглядывался вокруг с тем же любопытством, что и в тех удивительных краях, где мы побывали.

- Поразительно, Уотсон, я словно вижу все в первый раз! - признался он. - И это я, который всегда был столь высокого мнения о своей внимательности!
- Неудивительно, Холмс! - усмехнулся я. - А теперь вспомните, столько раз я говорил вам, как порою важно сменить обстановку! Правда, я не имел в виду столь серьезных перемен...
- Ах, Уотсон, это было лучшее приключение в моей жизни, - серьезно сказал Холмс. - Разумеется, такого больше уже никогда не случится, но это было великолепно. И я очень благодарен вам, мой друг, за то, что вы совершили это путешествие со мной.
- Пустяки, Холмс, - отмахнулся я, но сам услышал, что это прозвучало нелепо. И я сказал, сердясь:
- Не мог же оставить вас в такой опасности одного!

К счастью, я сказал это уже на выходе из кэба, и наш разговор сам собой прекратился.

Мне осталось досказать совсем немного.

Обворожительная леди Марголотта собиралась отправиться к себе в Убервальд спустя несколько дней. Полагаю, она уже там.

Командор Ваймс вернулся к своим обязанностям еще до нашего отъезда. Не знаю только, устроил ли он своим подчиненным разнос, как обещал.

Прощаясь, командор пожал мне руку и поклонился Холмсу. Боюсь, что сердце его в тот момент не было вполне свободно от легкой зависти к способностям моего друга. Тем не менее, он признал, что никогда прежде не встречал никого, ему подобного.

Боюсь, я был пристрастен в отношении Хэвлока Ветинари, который с первой минуты знакомства чем-то стал мне неприятен; впрочем, могу сказать, что его признание в том, что он получил образование в некоей Академии убийц, заставило меня взглянуть на лорд-мэра Анк-Морпорка иными глазами. Как сказал бы Лестрейд, я не первый год связан с сыском и повидал убийц... но такого среди них не было, да и быть не могло. Ветинари, без сомнения, выдающийся человек и поразительно успешный политик.

Когда Черныш (признаюсь, я всегда подозревал, что у Смерти странное чувство юмора, если только эти понятия можно объединять в одной фразе) вернулся с крысой и тем самым помог спасти пропавшего, наш клиент выразил Холмсу чрезвычайную признательность.

- Боюсь, я не заслуживаю похвал, - возразил мой друг. - Решение принадлежит лорду Ветинари.
- Я ЗАПОМНЮ ВАС, - мистер Смит повернулся к лорду.
- Я предпочел бы, чтобы вы забыли обо мне, - вежливо ответил тот.

Я всегда считал, что скромность украшает политиков.

URL комментария

URL
   

zetsubou

главная