00:15 

korvin-san
"Я обижаю тебя не потому, что я ненавижу тебя, А потому что у меня нет крыльев, А это небо... Оно слишком высоко
20.02.2010 в 19:24
Пишет Мегара:

22.09.2008 в 01:29
Пишет [Рыж]:

Выложу фанфик брата)
Написан был мне, по моей просьбе, о чем Фан и написал в шапке...
С участием таких моих пожеланий, как упоминание великой Наму-Хаму-Дыни и эпизода, где Зоро катает Луффи)


Название: Да, мой капитан!
Автор: Фанат аниме aka Фан
Жанр: сёнен-ай, флафф, йумар
Пейринг: Зоро/Луффи
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: дрейфующий ООС
Дисклеймер: права на персонажей принадлежат Эйчиро Оде-сама. Ничё не крал, так — поглумился.
Размещение: кто возьмёт без разрешения - прокляну.
От автора: Однажды Рыж написал мне sms — «Напишешь мне флаффный фик Зоро/Луффи?». Я ответил — «Конечно. Жанр, рейтинг?» Так и родилось это. Поэтому, если что-то не так — просьба не сильно и не ногами. Для меня главное — что Рыж понравилось.
Спасибо за внимание, приятного прочтения.



Нами медленно расхаживала взад-вперёд по палубе перед сидящими рядком Луффи, Зоро, Усоппом и Санджи и хорошо поставленным капитанским тоном излагала:
— Значит так, мальчики. Вы на свою голову спасли меня от Арлонга, перевернув с ног на голову весь мой утончённый внутренний мир. Теперь я буду вам страшно мстить. То есть, я хотела сказать, я буду о вас заботиться. Ведь нет для мужчины ничего лучше, чем поддержка умной и красивой женщины.
Санджи согласно закивал, немедленно преобразовав свои глаза в сердечки.
— Не перебивать! — рявкнула Нами. Затем игриво поправила причёску и продолжила: — Значит так. Раз уж на вас свалилось такое наказа… эхм… чудо, как я, то вам, так и быть, можно будет на меня молиться. И даже бесплатно! И первым делом вы посадите для меня на палубе парочку мандариновых деревьев, которые будут напоминать мне о родине. А я взамен, так уж и быть, буду о вас заботиться. — Нами дьявольски оскалилась. — Как родная мамочка.
Над палубой повисло молчание, прерываемое сдавленными восторженными писками Санджи.
— Вообще-то капитан здесь я, а ты — мой штурман и должна мне подчиняться! — обиженно заголосил Луффи.
— И как ты предлагаешь нам сажать деревья на палубе? У нас и саженцев-то нет, — задумчиво протянул Усопп.
— Нами-сан обещала обо мне заботиться! Слышал ты, маримо тупое? Обо мне! — восторженно провыл Санджи.
Зоро обвёл взглядом всю команду, задумчиво потеребил бинты на груди и вздохнул. Если бы не Луффи, чёрта с два бы он оставался с этими придурками. Рыжая стерва, манерный врун, озабоченный повар — скажем прямо, не самые приятные и желанные накама. Но Луффи так радостно улыбается, предвкушая умопомрачительные приключения, а Зоро стольким ему обязан! Да и не смог бы он оставить этого наивного паренька одного в обществе подобных долбодятлов.
— Зоро, у тебя рана болит? — послышался над мечником полный интереса голос Нами.
— Ну, есть немного… — смущённо отозвался тот. Неужели он ошибся в этой женщине, и она тоже может быть участливой?
— Ох, бедняга… Ладно, так и быть, я… освобождаю тебя от посадки деревьев. А то ещё, не дай бог, разойдётся шов, опять тебе врача искать, снова деньги тратить…
И, бормоча себе под нос что-то про дармоедов, Нами направилась в дальний угол палубы, где Усопп уже что-то замерял и чертил на куске бумаги замысловатые схемы.
Слегка прифигевший Зоро проводил девушку взглядом и закатил глаза. Всё-таки, если бы не Луффи…

Весь день команда под чётким руководством Нами страдала фигнёй. Усопп всё вычислял, где и как под палубой нужно прикрепить ёмкости с землёй, как их облегчить, чтобы они не потопили каравеллу, как не убить крутящегося рядом и лезущего под руку Луффи, как не наорать на Нами и прочие важные вещи. Сам же Луффи неожиданно загорелся энтузиазмом и всячески выказывал, что идея с деревьями ему понравилась, хоть Нами и не имела права вести себя, как капитан. Затем штурман с гордостью продемонстрировала заначенные в дальнем углу трюма три небольших мандариновых деревца. На вопросы команды, откуда это взялось, Нами только загадочно улыбалась.
«Зато она обещала мне дать денег на новые мечи», — успокаивал себя дремавший неподалёку Зоро, вспоминая, как втихаря выкапывал и ещё более втихаря пёр на корабль эти самые деревца, пока все остальные напивались на празднике по поводу освобождения Нами. Между прочим, это случилось сразу после операции, и шов у Зоро дико болел. Но эта женщина обещала денег на новые мечи. А за это можно было стерпеть многое.
Когда начало вечереть, Санджи позвал команду ужинать. Как только все расселись за столом, вытащенным на палубу, Усопп обеспокоено спросил:
— Зоро, что это у тебя? — и указал пальцем на грудь мечника.
Ророноа опустил глаза вниз. На бинтах проступало бледно-алое пятно.
— Кетчуп? — предположил Санджи.
— Вишнёвый компот! — облизнувшись, восторженно воскликнул Луффи.
— Это кровь, придурки, — мрачно пояснила Нами. — Я же ещё несколько серий назад сказала вам: нашей команде просто жизненно необходим…
— Музыкант! — восторженно воскликнул Луффи.
— Врач, — закончила Нами, несильно хлопнув капитана по затылку.
Тот даже не заметил этого, увлечённо обгладывая ножку неизвестной птицы.
— Не надо мне ничего, — буркнул Зоро. — Подумаешь — малость кровит. Надо просто перебинтовать заново и всё.
— А швы кто снимать будет, когда всё заживёт? — не унималась Нами.
— У нас есть одна озабоченная белобрысая скотина, которая любит резать всякие продукты. Наверное, и пару ниточек разрезать сможет, — раздражённо проворчал Зоро, воспользовавшись тем, что Санджи в это время унёсся на камбуз за каким-то кексом персонально для Нами.
Девушка мученически закатила глаза. Потом посмотрела на Луффи и улыбнулась.
— Луффи, ты хреновый капитан, — громко сказала она, стукнув кулаком по столу.
Все замерли и уставились сначала на Нами, потом на прифигевшего Манки Ди.
— Ч-чео? — с набитым ртом спросил обиженный до глубины души Луффи и посмотрел на мечника так, словно тот его смертельно предал. — Зоро! Я тебе приказываю выздороветь, ясно? Чтобы никакой крови и всё такое.
Зоро усмехнулся и склонил голову.
— Да, мой капитан.
Усопп прыснул в кулак, а Санджи принялся ухаживать за всё ещё недовольной Нами. Луффи улыбнулся и с чувством выполненного долга снова принялся за еду. Тут кок бросил взгляд на капитана и замер с тарелкой в руках.
— Луффи… тебе… тебе… не нравится еда?.. — надломленным голосом спросил он, в изнеможении опускаясь на стул.
— А? — недоумённо отозвался Луффи. — А! Да нет, ты что? Всё очень вкусно!
Санджи прикрыл глаза ладонью и убито простонал:
— Я же вижу, что не нравится… ты весь ужин морщишься!
— Да правда же вкусно! — воскликнул Усопп, отчего кок помрачнел ещё больше.
Все снова перевели взгляды на капитана. Тот действительно пережёвывал медленнее обычного и всё время морщился. Зоро удивлённо посмотрел в свою тарелку. Вроде, нормально. Может, Луффи нечаянно насыпал в свою порцию перца?
— Да нет! — снова отмахнулся капитан, выковыривая из дымящегося кекса орешки. — Просто мне почему-то больно есть.
Нами снова настороженно посмотрела на Луффи, закусив нижнюю губу.
— Луффи… открой-ка рот? — попросила она, придвигаясь к нему поближе.
Санджи прижал ладонь ко рту, во все глаза глядя, как девушка ухватывает капитана за подбородок и медленно наклоняется к его лицу. Усопп отчего-то сильно покраснел и почти ткнулся носом в свою тарелку. Даже Зоро почувствовал себя немного неуютно — так интимно выглядела эта сцена. Но штурман, не обращая ни на кого внимания, просто заглянула Луффи в рот.
— Я так и знала, — обречённо сказала она, разглядывая пасть капитана. — Стоматит.
Над палубой снова повисла напряжённая тишина.
— Фсто?.. — осторожно спросил Луффи, явно боясь закрывать рот.
— Но с чего? — недоумённо воскликнул Санджи. — Конечно, на корабле не может быть абсолютной санитарной чистоты, но я всегда ведь мыл все продукты и пользовался только чистой посудой и…
— Что такое тосматит? — стальным тоном спросил Зоро.
— Стоматит, — поправила его Нами. — Это воспалительный процесс. Язвочки во рту. Бывает, если на повреждённую слизистую рта попадает грязь. Тогда эта ранка начинает гноиться, и вся слизистая покрывается подобными воспалёнными ранками. Что-то вроде того. А ведь я давно уже говорю — нам нужен врач! Вот хоть убейте, но я не помню, как лечить стоматит!
— Нужен марганец, — подал голос Усопп, с каким-то первобытным ужасом глядящий в свою тарелку. — А ещё стоматит — инфекционное заболевание. Передаётся через слюну. Следовательно, и через посуду.
— То есть, мы все можем заразиться этим асматитом? — уточнил Зоро.
— Браво, обезьяна зеленоголовая. Ты не только понял, о чём мы говорили, но даже знаешь, что такое «инфекционное», — мрачно процедил Санджи.
— Значит, так, — решительно сказала Нами, поднимаясь из-за стола. — Нам нужно в город, чтобы показать Луффи врачу. Или хотя бы купить марганца. А до этого времени нам придётся изолировать его.
— За что меня изолировать? — обиделся капитан.
— Действительно, зачем? — снова подал голос Усопп. — Пусть просто ест из отдельной тарелки.
— Пока мы не найдём врача, надо будет уменьшить рацион Луффи, чтобы воспаление не распространилось на всю слизистую, — ответила Нами. — Да и экономнее выйдет…
— А? Какой рацион? Что уменьшить? Я ничего не понял! — пожаловался Луффи и обратил обиженный взгляд на Зоро.
Мечник сглотнул — столько беспокойства плескалось в этом взгляде.
— Это… это значит, что ты будешь меньше есть, — осторожно сказал он.
— А ещё лучше — вообще не есть, — вставила Нами.
— Ну уж нет! — взбунтовался Санджи. — Морить голодом капитана не дам!
Луффи радостно улыбнулся, а Зоро незаметно вздохнул с облегчением — хоть один здравомыслящий человек нашёлся в команде. Честно говоря, он не верил, что эта болезнь настолько серьёзна, что нужно ограничивать капитана в еде.
— Я разработаю специальную овощную диету! — гордо завершил свою мысль кок, собирая грязную посуду со стола. — Витаминов и минеральных веществ — максимум, вредных твёрдых элементов — минимум.
— Молодец, Санджи! — похвалила его навигатор и улыбнулась так одобряюще, что глаза парня вновь обратились сердечками, а посуда попадала из его ослабевших рук. — Овощи — это то, что нужно! И стоят они куда дешевле.
— Овощи?! — воскликнул Луффи, до которого только что дошла суть дела. — Лучше сразу пристрелите меня!
Обозлившаяся Нами выдернула из-за пояса Усоппа пистолет и навела его на капитана.
— Это приказ?! — завопила она.
Зоро молниеносно вскочил, загораживая собой Луффи, и потянулся к руке девушки.
— Ты совсем сдурела?! — заорал мечник, рефлекторно пытаясь нащупать на поясе катаны.
— А ты какого хрена творишь, идиот?! — заорал Санджи, пытаясь оттащить Зоро от Нами.
Усопп, прихватив свой пистолет, под шумок сбежал куда-то в сторону гальюна, чтобы его не втянули ненароком в затевающуюся драку. Луффи с интересом глядел на накама, явно ожидая чего-то зрелищного, но тут Нами встала между парнями.
— Так, всё, успокоились! — рявкнула она.
Зоро пожал плечами и уселся за стол рядом с капитаном, притянув свою тарелку. Вроде, жизни Луффи больше ничего не угрожает – можно расслабиться и доесть, наконец, свой ужин.
— Пофему фсе крифат? — спросил капитан, что-то жуя и морщась.
— Луффи! Что ты опять ешь?! — хором воскликнули раздражённая Нами и обеспокоенный Санджи.
— Кекс, — невозмутимо ответил Мугивара, потянувшись к корзинке с фруктами.
— Мы ведь решили сократить твой рацион! — возмутилась Нами.
— А я с этим не согласился, — сказал Луффи, выбирая яблоко посочнее.
Санджи решительно выдернул корзинку с фруктами из-под его носа.
— Прости, это для твоей же пользы, — траурным тоном сказал он, нервно закуривая.
— Чего?! — Луффи стукнул кулаком по столу так, что рука отпружинила и едва не заехала в глаз сидящему рядом Зоро. — Бунт на корабле?!
Нами, сложив руки на груди, твёрдо посмотрела на парня.
— Луффи, мы заботимся в первую очередь о тебе.
Капитан округлил глаза, моментально меняя выражение лица с обиженного на восторженное.
— Правда? Вы переживаете за своего капитана, потому что без него вам всем конец? Да, да? Вы понимаете, что без меня вы сгинете, и поэтому вам так важно, чтобы я был всегда жив-здоров? — протараторил он, едва не взобравшись с ногами на стол.
Зоро вдруг подумал, что уж он-то действительно переживает за капитана, потому что после встречи с этой черноволосой бестией его жизнь уже никогда не будет прежней, а совсем без него — решительно невыносимой.
«Странные мысли. Этот озабоченный что-то подсыпал мне в суп?» — Зоро подозрительно прищурился, зыркнув на Санджи. Кок нервно прикуривал четвёртую сигарету подряд и вроде бы злобно не ухмылялся. — «Значит, не подсыпал. Подлил в ром?..»
— Да, Луффи, да. Всё именно так, — подтвердила Нами, старательно добавляя в голос заботы. — Мы переживаем за тебя. Потому что ты наш капитан. Нам стоит это очень больших трудов. С каждым днём — всё больших. Денег. То есть, трудов. И денег тоже. И пока я не выбила из тебя всё дерь… эм… я хочу сказать, пока мы окончательно не выбились из сил, не мог бы ты нам немного помочь?
Девушка сложила ладошки и наклонилась к улыбающемуся от уха до уха капитану.
— Да, конечно! — радостно ответил он. — Что я должен сделать?
— Пару дней есть только овощи.
В очередной раз повисла тишина. Зоро, что-то искавший в своём бутерброде, поднял глаза на Луффи. Капитан улыбался уже не так уверенно, разглядывая Санджи, докурившего пятую сигарету до середины фильтра.
— Это… очень важно, да? — с совершенно детской наивностью спросил он. И снова посмотрел на Зоро. У мечника перехватило дыхание. Не умел он общаться с детьми. У него вообще с людьми не очень ладилось. С детьми — тем более. А когда и не разберёшь — не то взрослый, не то всё ещё ребёнок, — так Зоро и вовсе в какой-то ступор впадал.
— Ну… это… как бы… ты же типа болен, — неуверенно протянул он, старательно подбирая слова. — Мастатит и всё такое… Раз пока лечить нечем, так хоть чтоб хворь не ухудшалась. Наверное.
Луффи о чём-то задумался. На целых две секунды.
— Хорошо! Я согласен есть овощи! — радостно возвестил он. — Только вы тогда тоже будете есть их вместе со мной. Чтобы всё было по-честному.
Нами облегчённо выдохнула, благодарно похлопав мечника по плечу, и побрела к своим картам. Санджи собирал посуду, что-то напевая себе под нос, и уже планируя меню на завтра.
— Надо же, тупица располовиненная, и от тебя какая-никакая польза, — бросил он, выхватывая тарелку с недоеденным рагу прямо из-под вилки Зоро.
— Эй, я всё ещё это ем! — возмутился мечник.
Санджи как бы невзначай двинул ему локтем в висок, забирая со стола блюдо с остатками запечённого поросёнка. И не дожидаясь реакции, поспешил скрыться в камбузе. Зоро воинственно нахмурился, раздумывая: догнать и убить сволочного повара сейчас или дождаться ночи, чтобы без свидетелей? Но тут взгляд его уткнулся в Луффи. Пока Санджи препирался с Зоро, капитан умудрился стащить пару яблок и теперь с самой счастливой улыбкой их уничтожал.
«Ладно, пусть живёт пока, завитушка озабоченная», — подумал отчего-то смутившийся мечник и поспешил убраться подальше от стола.

Проснулся Зоро от того, что кто-то совсем не нежно пинал его в бок. Нет, конечно, ему эти удары были что комариные укусы, однако они больно отдавались в ране, и это несколько раздражало. Ророноа медленно открыл глаза и посмотрел в сторону раздражителя.
Санджи. Эта тупая белобрысая скотина.
— С добрым утром, тупая плесеневолосая скотина, — с ненавистью сказал кок.
— Если ты хотел умереть, чёртов идиот, надо было просто меня попросить. А теперь, даже если ты вдруг передумаешь, тебе это уже не поможет, — с той же ненавистью ответил мечник.
— Я тут уже полчаса возле тебя кручусь, идиотский Укроп, — возмущённо сказал Санджи, переворачивая гамак Зоро. — Если бы я не знал, сколько ты способен дрыхнуть, обрадовался бы, что ты помер наконец.
— Я не смогу умереть, пока не буду уверен, что твоя душа обрела покой в преисподней, извращенец улиткобровый, — глухо проворчал упавший на нижний гамак мечник.
Шов почему-то нешуточно ныл. Так, что нельзя было даже безболезненно двинуть рукой. О том, чтобы попытаться согнуться, и речи не шло.
— Какого чёрта тебе от меня надо в такую рань? — проворчал Зоро, изо всех сил делая вид, что лежать на гамаке Санджи кверху задом ему действительно очень нравится. Ещё не хватало потерять лицо перед этим извращенцем.
«С этого дня здесь буду спать. Надоело уже наверх карабкаться…» — решил он.
— К твоему сведению, уже давно перевалило за полдень! — возмутился кок. — Мы с утра пытаемся собрать ящики для земли под деревья великолепной Нами-сан. — Глаза-сердечки, восторженно закрутившаяся бровь. — Только этот Луффи!
Зоро рывком перевернулся на спину, отчего шов заныл вдвое сильнее, и схватил Санджи за рукав.
— Что с Луффи?
— К сожалению, ничего смертельного, — поморщившись, ответил тот, с видимым усилием отцепляя пальцы мечника от своей рубашки. — Просто помогать он нам не хочет. Говорит, что у него болит рот, голова и что-то ещё.
Зоро закусил губу и решительно свесил ноги с гамака.
— Где он?
— Да расслабься, блин! — с нескрываемым раздражением воскликнул Санджи. — Всё нормально с ним! Если бы у него действительно всё болело, он бы не таскал с камбуза продукты, пока мы все заняты. Я тебя потому и разбудил. Раз ты нам тоже ничем помочь не сможешь, растение контуженное, побудешь нянькой. Думаю, даже такой безнадёжный идиот, как ты, способен это сделать. Просто следи, чтобы он не тянул в рот всякую гадость.
— Типа твоей стряпни? — поинтересовался Зоро, осторожно ощупывая грудь и живот. Шов снова ныл.
Санджи угрожающе поднял согнутую в колене ногу. Но почти сразу опустил.
— Не будь твои бинты все в крови — я бы объяснил, почему такой тупоголовый овощ, как ты, не способен оценить утончённый вкус истинного блюда, — проворчал он, закуривая. — Всё, хватит разлёживаться! Если запрещать что-то Луффи, то он будет делать это с тройным рвением. Так что в твоих же интересах, чудовище, проследить за ним. Если не хочешь умереть от голодной смерти.
— Санджи, где ты там?! — послышался с палубы вопль Нами. — Усоппа завалило досками, а Луффи опять куда-то исчез! И когда я видела его в последний раз, он жевал!
Санджи чертыхнулся и бросился на палубу, откинув окурок в сторону Зоро.
Мечник вздохнул, позволил себе два раза поморщиться от боли и решительно встал. Его малость качнуло в сторону, но он удержался, уцепившись за крепления гамака.
«Не нравится мне всё это. Вроде, должно было уже полегчать. Может, у Михоука было отравленное лезвие? Да нет, не может быть. Или этот криворукий доктор что-то не так пришил? Да вряд ли», — размышляя таким образом, Зоро неспешно отыскал свою рубашку, повязал пояс, натянул ботинки и ещё несколько минут по привычке искал катаны. После вздохнул и осторожно прислонился к стене.
— Зоро-о-о… — послышался из угла жалобный оклик.
Ророноа вгляделся в тёмный угол. Там сидел Луффи, прижимающий к груди свою драгоценную шляпу.
— Ты чего здесь? — спросил мечник, стараясь придать лицу праздное выражение.
— Зоро… — тем же тоном протянул капитан. — Болит, да?
«Совсем ещё пацан», — подумал Зоро, пытаясь дать название тому чувству, что обуревало его в этот момент. Это было какое-то непривычное тепло. Странное. Зоро готов был сделать что угодно, чтобы взбалмошный капитан всегда улыбался. И вместе с тем мечнику казалось, что он ничего не сможет сделать. Ему хотелось защищать сорванца от всего мира, но у него почему-то опускались руки. Не от безысходности вовсе, как бывало пару раз, не от бессилия. Зоро знал, что он может всё, но ему казалось, что он ни на что не способен, не годен даже на то, чтобы заставить вечно радостного Луффи улыбнуться.
Грозный Ророноа Зоро тогда не знал ещё, что такое обычная нежность. Он даже немного испугался в тот момент. Совсем чуть-чуть. Даже не испугался, а забеспокоился. Да, именно так.
Луффи выбрался из своего угла и побрёл к нему, опустив голову.
— Я вот тут подумал… — начал он неуверенно, запнулся и закончил совсем другим тоном: — Слушай, а давай я тебе бинты поменяю?
Зоро пожал плечами.
— А ты умеешь?
— Да что там сложного? — Луффи был полон энтузиазма и решительности. — Берёшь и заматываешь!
Зоро подумал и согласился с капитаном. Действительно — что там может быть сложного?

Сложности начались уже тогда, когда нужно было снять старые бинты. Сначала, вроде бы, всё шло нормально, но самый последний слой ткани присох к наполовину влажной ране мечника. Луффи напряжённо сопел, пытаясь осторожно отодрать ткань от кожи. Зоро изо всех сил сжимал зубы.
— А это нормально, что по краям раны типа опухоль? — спросил капитан.
— Мне откуда знать, — процедил Зоро. — Я воин, а не врач. Ну-ка, дай сюда.
Он выдернул из рук Луффи конец полоски ткани, осторожно обмотал вокруг ладони и резко дёрнул в сторону. И тут же согнулся пополам. Из растревоженной раны на живот начала сочиться кровь.
— Может, Нами попросить? — спросил расстроенный капитан.
Зоро представил, как эта женщина снова будет кричать и причитать о дармоедах, и решительно ответил:
— Луффи, ты сможешь это сделать. Возьми его вот так и начинай медленно обматывать.
Капитан с небывалым энтузиазмом принялся за дело. Встал перед Зоро почти вплотную и начал неспешно обвивать его торс полоской белой чистой ткани, то и дело вытягивая руки за спину мечника. Когда почти весь живот уже был покрыт более-менее аккуратной повязкой, случилось неизбежное — Луффи запутался в собственных руках. Ему надоело перекладывать бинт из одной ладони в другую, поэтому он решил не выпускать его из пальцев. И обвил руку вокруг пояса Зоро. Когда же он понял, что сделал глупость, то попытался вернуть руку обратно, но машинально переложил бинт в другую ладонь, отчего полоска ткани плотно обвилась вокруг запястья растянутой руки.
— Ой! — воскликнул он, дёргая руку и этим запутываясь в бинте ещё сильнее. И, как следствие, всё плотнее прижимаясь к полуголому Зоро.
— Ты чего? — спросил тот, пытаясь отодвинуться от мальчишки подальше.
С одной стороны ему было больновато, когда Луффи задевал неприкрытый шов на груди. С другой стороны, не было неприятно из-за того, что капитан так близко — даже наоборот. Однако вся эта ситуация была немного… странной, и Зоро стало неловко. А Луффи всё продолжал бороться с бинтами и собственными руками. Пока не примотал себя к мечнику намертво.
— Нам всё-таки придётся попросить кого-нибудь, — обречённо заключил Ророноа.
— Ага, — радостно согласился Луффи, осторожно обвивая свободную руку вокруг плеч Зоро. — Задом я всё равно идти не могу… Поэтому ты меня понесёшь!
Мечник пожал плечами и попытался ухватить капитана поудобнее. Однако в каком бы положении он ни пытался это сделать, шов снова начинал ныть. В конце концов, Зоро помог Луффи перебраться назад, откуда он смог подтянуться повыше, обхватывая мечника свободной рукой за шею и плечи. Тот же подхватил капитана под колени и буквально закинул к себе на спину, прямо поверх запутавшейся руки.
— Зоро, а давай ты сначала меня немного покатаешь, а потом мы пойдём к Нами. Давай?
Зоро усмехнулся.
— Да, мой капитан.

Они неспешно прогулялись несколько раз по всем помещениям, как бы случайно миновав камбуз. Луффи смеялся и пытался подгонять мечника, извиваясь и полуподпрыгивая. Зоро задумался над тем, почему ему так приятно, когда капитан трётся о его спину. Сравнить особенно было не с чем, поэтому он решил думать, что так бывает всегда.
Наконец Луффи заметил, что из неприкрытой части раны Зоро снова сочится кровь, причём неслабо, и наконец приказал мечнику отправляться прямиком к Нами.
Взгляд, которым девушка встретила капитана и его первого помощника, наверняка ещё долго будет сниться Зоро в кошмарных снах. Сказать, что она орала — сильно приуменьшить.
— Ты идиот, маримо, ты просто самый придурошный на свете дебил! У тебя на поясе катана, ты не мог бинт разрезать?! — вставил между её воплями Санджи.
— Мои катаны созданы для битвы, а не для разрезания бинтов, — мрачно возразил Зоро, который никогда в жизни не признался бы, что просто не сообразил воспользоваться мечом. Что он вообще забыл обо всём на свете, когда Луффи неожиданно прижался к нему и растерянно посмотрел в глаза.
«Да что со мной происходит, чёрт возьми?» — уже в который раз за последние дни подумал он.
Нами, всё ещё бормоча себе под нос что-то непечатное, освободила руки капитана от обмотавшихся бинтов и кое-как перевязала торс мечника.
— Всё, исчезните где-нибудь до ужина, — рявкнула рыжая «мамочка», возвращаясь к разбирающему доски палубы Усоппу.
— Но ведь мы ещё не обедали! — возмутился Луффи.
— А вам и не положено, — сказал Санджи, снова нервно закуривая.
Он вообще весь день сильно нервничал и курил больше обычного, хотя, казалось бы, — куда уж больше? Да, кок понимал, что они ограничивают капитана в еде ради его же здоровья, однако сердце его просто обливалось кровью при мысли о том, что Луффи зверски голоден.
— Пойдём, ладно уж, — проворчал Зоро и побрёл в дальний угол палубы. Капитан вздохнул и побрёл следом.
Зоро улёгся на спину. Ему почему-то захотелось посмотреть на облака, угадывая, на что они могут быть похожи. Они когда-то так в Куиной делали. Давненько. Странно, что с тех пор желание поглазеть на облака у Зоро возникало лишь единожды. А именно — пару минут назад. Однако сбыться этому желанию немедленно суждено не было — небо над мечником было совершенно чистым, без единого облачка.
— А что мы будем делать? — спросил Луффи, ложась рядом с Зоро. — Я есть хочу.
— Я тоже хочу, — вздохнул мечник, почесал живот и прикрыл глаза. — Давай спать? Когда спишь, есть вроде и не хочется.
Капитан не ответил. Он уже спал.
— Вот те раз… — буркнул мечник. — Ну, оно и к лучшему.

Проснулся Зоро уже ближе к ночи. Небо над головой было совсем тёмным, в животе урчало, а под боком похрапывал Луффи. Ророноа отметил, что ему очень тепло и приятно лежать рядом с капитаном, и тут же отвесил себе мысленную оплеуху.
— Луффи… — позвал мечник тихо, предусмотрительно отодвинувшись от пацана на приличное расстояние.
Капитан ответил тихим всхрапом. Зоро подполз поближе.
— Луффи, — позвал он чуть громче. — Луф… просыпайся, а то ночь уже. Ой, блин…
Кажется, он опять что-то не то городит. Чёрт побери.
«Надо выпить», — подумал Зоро и отправился на поиски спиртного.
На камбузе обнаружились спорящие накама.
— Я же велела не подкармливать его! — возмущалась Нами. — До города мы ещё чёрт-те когда доберёмся. Про врача я вообще молчу.
— О, Нами-сан, Вы всё не так поняли! — оправдывался Санджи, пытаясь прикурить сразу две сигареты. — Я просто не люблю выкидывать остатки еды, вот и отдал Луффи недоеденное мной рагу.
— Судя по тому, что недоел ты килограмма два, на завтрак у тебя обычно тюлень! — завопила Нами.
— Ты ему мандарин дала… — подал голос Усопп.
— Я кормила его фруктами и овощами, как мы и договаривались! — не унималась Нами. — А что, если будут осложнения?
— Да какие осложнения? Обычный стоматит, — миролюбиво протянул Усопп, пытаясь спрятаться за спину Санджи.
Зоро вздохнул. Всё-таки, если бы не Луффи… Интересно, они правда его кормили или им просто поругаться захотелось в очередной раз? А если кормили, то когда? И чем? Неужели одними овощами? Опять он всё проспал, чёрт возьми…
Вытащив из поварских запасов солидных размеров окорок, полбуханки хлеба, бутыль рома и пару сочных даже на вид луковиц, Зоро не спеша вернулся на палубу, к спящему Луффи. Спорщики не обратили на крутящегося рядом с ними мечника совершенно никакого внимания.
Луффи улыбался во сне и до безобразия кавайно причмокивал. Голодным он, вроде как, не выглядел. Хотя, кто его, спящего, разберёт?
Зоро отрезал шмат хлеба, положил на него нарезанный кольцами лук, прикрыл это приличным куском окорока и, сглатывая слюну, сунул это сооружение под нос Луффи. Парень не проснулся, зато улыбнулся ещё шире и открыл рот. Зоро вздохнул и сунул в него бутерброд.
Во время поедания третьего подряд бутерброда Луффи наконец проснулся. Наверное.
— Ой, Зоро, ты ешь, да? — сонно спросил он, подползая к мечнику.
Тот угрюмо кивнул, хотя сам не съел ещё ни крошки. Решив, что четвёртый бутерброд он заслужил, Зоро поднёс его ко рту. Капитан впился в его лицо голоднейшим взглядом. Одним словом, четвёртый бутерброд тоже достался Луффи. Пятый они разделили «по-братски», после чего неожиданно кончились продукты.
— Что ж ты так мало утащил? — посетовал Луффи.
— Чтобы внимания лишнего не привлекать, — почти искренне ответил мечник. Ведь и на самом деле, возьми он ещё что-нибудь — накама наверняка наконец-то заметили бы его и провизию конфисковали. Вон ведь злющие какие. Какая, вернее.
— Что-то так есть хочется, — протянул капитан, бережно прижимая к груди и наглаживая свою драгоценную шляпу.
— Ага, — согласился его первый помощник, вспоминая первые три бутерброда.
Со стороны камбуза послышались возмущённые вопли и визги. Наверное, эта женщина снова чем-то недовольна. Может, сколотить ей завтра её ящики, чтобы она успокоилась наконец?
— Ой, Зоро… — сдавленно позвал Луффи. — Ой…
— Что — ой? — настороженно отозвался мечник.
— Во рту… блин, во рту жжётся! — проныл Луффи, широко разевая пасть и судорожно глотая прохладный вечерний воздух.
Вот же чёрт… в окороке наверняка специй было понапихано каких-нибудь! Вернее, не просто каких-нибудь, а каких-нибудь острых!
«Идиот. Самый настоящий», — мысленно «похвалил» себя Зоро.
— На вот, запей, — буркнул он, протягивая Луффи бутыль и пытаясь придумать, как помочь ему так, чтобы избежать новых воплей Нами.
И уже только после того, как Манки Ди сделал щедрый глоток, Зоро с каким-то ужасом понял, что он только что натворил.
Луффи даже не кричал. Он просто застыл с раскрытым ртом и зажатой в вытянутой руке бутылкой. А потом опрокинулся на спину, широко раскрыл слезящиеся глаза, запыхтел и начал махать ладонью перед лицом, с шумом дыша.
Зоро заглянул капитану в рот и ничего не увидел. Ночью вообще видно плоховато. Мечник снова обругал себя, да такими словами, которыми не решался обзывать даже озабоченного повара. Не нужно было быть большого ума, чтобы представить, как чувствовал себя Луффи: нежнейшая слизистая рта, поражённая воспалёнными язвочками, сначала была раздражена специями, а после — крепким алкоголем. Нет, ну, в принципе, второе — это даже неплохо. Дезинфекция, все дела… Но как же ему сейчас наверняка больно!
Зоро до такой степени растерялся, что не нашёл ничего лучшего, чем подуть в разинутый рот Луффи. Капитан снова замер на пару мгновений, после чего одобрительно замычал. Зоро осторожно подул ещё раз, наклонившись пониже. И ещё раз, ещё ниже. И ещё…
Как так вышло, Зоро не совсем понял. Просто в какой-то момент он осознал, что целует Луффи. Осторожно, почти платонически, но — целует. И ему это очень-очень нравится. Так, что даже искры перед глазами пляшут. И в животе тоже.
Мечник медленно поднял голову.
— Сто это пыло? — просипел Луффи.
— Эээ… — замялся Зоро. — Извини. Прости меня. Я сейчас позову Нами.
После чего он стремительно поднялся на ноги и почти побежал в сторону камбуза. У самой двери что-то вцепилось в рубашку Зоро, а после другое что-то врезалось в его спину. Ророноа замер с вытянутой рукой и медленно обернулся — к его спине прижимался Луффи и широко улыбался. За дверью камбуза слышался неутихающий спор. Зоро понимал, что если зайти туда сейчас и рассказать, что случилось — попадёт всем и в первую очередь Луффи. А если не зайти… если остаться здесь с ним наедине… кто знает, что ещё может случиться? Зоро уже ни в чём не был уверен. Он развернулся и внимательно посмотрел на капитана.
— Как ты? Сильно болит?
Луффи помотал головой и снова улыбнулся. А потом схватил Зоро за руку и потащил в сторону оружейной. Зоро немного удивился и вместе с тем обрадовался, что не сильно навредил Луффи, а ещё он беспокоился из-за поцелуя и не знал, что о нём теперь думает капитан. Одним словом, Зоро испытывал кашу из эмоций, не узнавал сам себя, не знал, куда себя девать, и опомнился только тогда, когда за ним с Луффи закрылась дверь оружейной.
Мечник недоумённо посмотрел на товарища — тот снова странно улыбался.
— Эээ… — протянул он. — Как бы…
— Зоро, — перебил его капитан, всё ещё улыбаясь. — Зачем ты меня поцеловал?
— Это вышло случайно, прости.
— Зоро, знаешь что… — со вздохом сказал Луффи, помрачнев и потупив взор.
— Ч-что? — спросил мечник, приготовившись ко всему, вплоть до изгнания из команды.
— Принеси ещё чего-нибудь покушать, а? — попросил капитан и снова кавайно улыбнулся.
К этому Зоро не был готов. Тем не менее, словно загипнотизированный, он сходил на камбуз и набрал пирожков с джемом. Накама, всё ещё увлечённые спором, плавно перетекающим в истерию, снова его не заметили.
— Ой, а мяса не было, да? — немного разочарованно протянул Луффи, одновременно закидывая в рот пару пирожков.
— Кажется, не было, — задумчиво отозвался Зоро, тоже взяв пирожок и машинально откусив половину. И тут же забыл про него, потому что не мог оторвать взгляда от капитана. Он выглядел очень довольным и всё время улыбался. Зоро даже немножко гордился собой — смог угодить этому кавайному мальчишке.
— У тебя ничего не болит? — спросил Зоро.
— А? А! Су-суть, — ответил Луффи с набитым ртом.
— Это хорошо… То есть, плохо, что болит, но хорошо, что несильно…
— А ты что не ешь? Не хочешь? — спросил Манки Ди с неприкрытым интересом, указывая пальцем куда-то в область коленей Зоро.
Мечник перевёл удивлённый взгляд в ту же сторону — в его кулаке был крепко зажат пирожок, джем кое-где вылез из него, но в целом он выглядел вполне съедобным. Зоро вытянул руку вперёд, предлагая капитану свою порцию.
Луффи загадочно улыбнулся, подошёл к нему вплотную и начал есть пирожок прямо с его руки. А потом начал облизывать вымазанные джемом ладонь и пальцы. Мечник наблюдал за ним, широко раскрыв глаза и задержав дыхание. Это выглядело так… так… Да и ощущения были просто непередаваемыми. Совсем не так, как если сам свои пальцы облизываешь. Совершенно не так…
Наконец Луффи с причмокиванием обсосал мизинец мечника и посмотрел ему (мечнику, а не мизинцу) в глаза, снова улыбнувшись.
— Что ты делаешь? — поинтересовался Зоро.
Луффи улыбнулся шире.
— Уже ничего. Есть хочу.
А после случилось что-то совсем необъяснимое: Луффи подошёл к Зоро вплотную и лизнул в щёку. Мечник снова замер. В животе у него что-то оборвалось и ухнуло вниз. Он медленно повернул голову и почти что коснулся своим носом носа Луффи.
— Ты чего? — спросил он почему-то шёпотом.
— Там у тебя тоже джем был, — невозмутимо ответил капитан. — Зоро, почему ты меня поцеловал?
Мечник правда хотел ответить. Он хотел объяснить, что уже очень давно чувствует к мальчишке очень сильную привязанность. Хотел сказать, как он рад, что судьба свела их. Хотел заметить, что до сих пор не ушёл из команды только из-за того, что хочет быть с Луффи рядом всегда. Хотел поделиться тем странным чувством, которое возникает внутри, когда Луффи вот так кавайно смотрит на него и улыбается. Зоро много чего хотел сказать капитану о нём, о себе, о них одновременно.
Но не успел, потому что его губы коснулись губ Луффи, и все слова куда-то девались. Мальчишка как-то странно шмыгнул и прильнул к Зоро, снова улыбаясь и неумело отвечая на поцелуй.
Было так странно несмело касаться его губ, не решаясь лизнуть, и осторожно водить ладонью по плечам, не решаясь обнять. Луффи снова издал непонятный булькающий звук и крепко прижался к Зоро, обхватывая его руками за пояс.
И всё бы хорошо, но мечник почти инстинктивно вцепился в плечи Луффи и резко отстранил его от себя.
— А? Что? — растерянно спросил капитан.
Зоро вздохнул и ничего не ответил. По бинтам на его груди снова расплывалось бледно-красное пятно.
— Ой, извини, — как ни в чём ни бывало протянул капитан. — Давай опять перебинтуем?
Зоро замялся.
— Да шучу я, — засмеялся Луффи. — Я не хочу больше возиться с твоими бинтами.
Мечник с облегчением вздохнул. Он чувствовал себя очень странно. Хорошо, но странно. Такого с ним, кажется, не было ещё.
— Зоро, в этот раз ведь ты сделал это не нечаянно, правда? В тот раз ты, может быть, слишком низко наклонился или упал, но сейчас ведь…
— Луффи, ты мне нравишься, — перебил его Зоро. — Ой, то есть… То есть, да. Ты мне нравишься. Очень. Честно.
Капитан рассмеялся.
— Я так и подумал, — сказал он, хлопая своего первого помощника по плечу. — Как ты думаешь, они уже разошлись? Может, ещё что-нибудь из камбуза утащить? Так есть хочется!
Зоро вздохнул. Ну да, а чего он ожидал? Что Луффи бросится на него, визжа от счастья и клянясь в вечной любви? Ой, нет, если бы он так сделал, было бы ещё хуже…
— Зоро, ты мне тоже нравишься, — сказал Луффи. — Ты классно целуешься.
— Спасибо, — машинально ответил мечник. — Погоди… Что ты сказал?
— Ну, я не знаю, мне особенно не с чем сравнить, но мне было приятно, это значит, что ты делаешь это классно, раз хочется ещё? — выпалил Луффи.
— Да нет, я про то, что я тебе нра… эээ… что? Ещё хочется?
Капитан кивнул и снова заулыбался.
— После того, как ты в первый раз меня поцеловал, мне всё время хочется улыбаться, — доверительно сказал он. — Ой, только… Усопп говорил, что мои болячки заразные. Вдруг я тебя заразил?
Зоро притянул к себе Луффи, наклонился к его лицу и подмигнул.
— Ради этого я готов даже заболеть этим дурацким тасамитом и ничего не есть, — сказал он и тоже улыбнулся.
«Мы, наверное, сейчас так по-дурацки выглядим», — подумал Зоро, целуя капитана в щёку и осторожно обнимая. — «Да и чёрт с ним».

На следующий день ещё до обеда мугиварцы общими усилиями посадили на палубе мандариновые деревья. В честь такого события Санджи приготовил каждому члену команды его любимое блюдо.
— Санджи-кун, ты положил Луффи слишком много, — наморщила хорошенький носик Нами, которую не смогли смягчить даже обожаемые деревья.
— О, Нами-сан, ну хотя бы в честь окончания строительных работ!
— Между прочим, у меня уже ничего не болит, — сообщил капитан и демонстративно открыл рот пошире.
Нами приблизилась к нему вплотную, едва не нырнув головой в его разинутую пасть.
— Хм… и впрямь… Воспаление как будто спало, ранки почти зажили, да и в целом всё выглядит намного лучше, — задумчиво пробормотала она.
— Это всё моя овощная диета! — гордо подбоченившись, выдал Санджи, выпуская изо рта озорные колечки и загадочные квадратики дыма.
Зоро громко хмыкнул. Кок обратил на него полный негодования взгляд:
— Что ты там фыркаешь, обезьяна зеленог… Эээ… Маримо, а ты чего это морщишься?
Все накама моментально перевели взгляд на мечника. Тот нахмурился и ответил:
— Есть больно, вот и всё.
Нами закатила глаза, Санджи чуть не проглотил свою сигарету, а Усопп подозрительно уставился в свою тарелку.
— Кажется, это начало эпидемии, — мрачно сказал он, вертя в руках вилку.
Зоро хмыкнул и решительно вонзил вилку в… стол?!
— Эй, где моя порция, дрянная поварёшка? — негодующе спросил он.
Санджи невинно улыбнулся и невозмутимо ответил:
— Раз уж ты подхватил от Луффи стоматит — а ты подхватил, я уверен — с сегодняшнего дня мы сокращаем твой рацион.
Зоро пожал плечами и посмотрел на Луффи. Капитан ест и он счастлив. А раз уж он счастлив, то и Зоро чувствует себя прекрасно.
— Мне вот интересно… — подал голос Усопп, всё ещё подозрительно разглядывая свою тарелку. — Вроде как, считается, что Луффи вчера не ел… Тогда как же Зоро заразился? Ведь стоматит передаётся через слюну, и… ой…
Канонир недоумённо посмотрел на счастливого Луффи, улыбающегося Зоро, помрачневшую Нами и нервно закуривающего Санджи.
— Ксо… это точно эпидемия… — мрачно проговорил Усопп. — Остановите корабль, я сойду!
Луффи, подъедая со всех тарелок подряд, поучительно сказал:
— Когда я был мелкий совсем, все свои ранки зализывал.
Санджи снова чуть не подавился сигаретой, а Луффи схватил Зоро за руку и потащил в сторону оружейной.
— Буду тебя лечить, — сказал он с улыбкой.
— Да, мой капитан, — отозвался Зоро, тоже улыбаясь.
Усопп проводил их траурным взглядом, посмотрел в свою тарелку, затем на Санджи.
— Я очень сильно надеюсь, что это не заразно, — пробурчал он со вздохом.

В оружейной Луффи сидел на коленях Зоро и старательно зализывал ранки в его рту. Мечник то и дело вздрагивал. Чувствовал он себя просто потрясающе. Мог ли он подумать ещё вчера, что загадочная болезнь, название которой он так и не смог запомнить, превратит его жизнь в непрекращающиеся приятные искры в животе?
Луффи оторвался он мечника, кавайно улыбнулся, подрыгал ногами и задумчиво сказал:
— Знаешь, однажды Санджи рассказал мне про Наму-хаму-дыню, у которой такой божественный вкус, что, однажды попробовав её, испытаешь самое великое счастье. Я очень давно хотел попробовать эту дыню. Хотел даже больше, чем найти музыканта для нашей команды.
Зоро недоумённо похлопал глазами. А это-то здесь причём?
— Ну и вот, — продолжил капитан, теребя бинты на груди мечника. — Я сейчас подумал, что, даже если я найду её, она всё равно не будет такая вкусная как ты. О, слушай! А давай я тебе шрам на груди тоже залижу?
«Вот чёрт… мне теперь и Михоука ещё благодарить что ли?» — отстранённо подумал Зоро, а потом все слова опять куда-то подевались, потому что Луффи и впрямь начал разматывать бинты на его груди.

URL записи

URL записи

URL
   

zetsubou

главная